Есть будем в музее!

Музей едыКуда пойти на каникулах? Ну конечно в музей! Когда в роли экспонатов выступают пряники, пастила и коньяк, это совсем не скучно.

«Леденцу уже 500 лет. Петушки, домики, рыбки, елки, белочки на палочке изготавливали издревна», – написано на деревянной дощечке рядом со стаканом карамельных петушков и формой, по которой когда-то отливали мишек и другие фигурки. И тут же рецепт: «4 стакана сахара, 1 столовая ложка воды (сока). Уварить на медленном огне до прозрачности и разлить в формы». В экспозиции Музея русского десерта в Звенигороде леденец – десерт практически современный. Сахар на Руси хоть и появился почти тысячу лет назад, но в обиход простых людей вошел значительно позже. А до этого даже варенье варили на меду  – и обычное, и так называемое сухое, похожее на цукаты. Экскурсоводы музея рассказывают: в 1386 году такое варенье посылали из Киева в качестве свадебного подарка литовскому князю Ягайло и польской королевне Ядвиге. И двигаются дальше: ржаной пирог борканник с морковной начинкой, рождественские козули, вяземские пряники, гурьевская каша, пастила.

Музей едыМузей русского десерта – проект не государственный, а, можно сказать, частный. Поэтому выглядит немножко самодеятельно, но, с другой стороны, очень уютно. В старых буфетах, собранных по окрестным деревням и вручную раскрашенных, хранят «забытые названия». Слова «заедки» и «сверхосытки», кстати, тоже забытые, а именно так еще пару сотен лет назад было принято называть сладости, этому в музее тоже учат. А еще устраивают чаепития с песнями и проводят мастер-классы – совсем недорого. Если утром в субботу выдвинуться из Москвы, через час можно быть на месте. Потом уже – в монастырь или в культурный центр Любови Орловой, кому что ближе. Или сразу домой, прихватив из Музея русского десерта на дорожку городецкую помадку, варенье из одуванчиков или печатный пряник, вместе с которым в комплекте предусмотрительно выдают кнут.

От Тулы до Коломны

Музей едыУдивительно, но именно сладости больше всего вдохновляют начинающих музееведов. В подмосковной Коломне таких музеев сразу два. Музей коломенской пастилы расположен во флигеле купеческой усадьбы, и весь его антураж донельзя театрален. Гостиная с канарейками, кружевные салфетки, в углу кровать со стопкой подушек. Гостей встречает пастильница – когда в русском сарафане, когда в купеческих оборках. Поит чаем, рассказывает о Коломенском посаде, об особенных местных яблоках ну и о пастиле, конечно. Впридачу к экскурсии можно заказать театрализованную программу, но каждая неизменно заканчивается чаепитием с пастилой – медовой, инжирной, зефирной, коричной и т.д. Обязательно нужно сходить и на фабрику, она тоже музейная, зато экскурсантам здесь дают взбивать пастильное тесто и сушить его на русской печи.

Музей едыВторой коломенский музей посвящен калачу. Несмотря на то, что калач – достопримечательность, скорее, Мурома или Саратова, Коломна тоже имеет свои дивиденды. Музей-калачная полностью интерактивен: рука об руку вместе с мастерами здесь можно ставить закваску, месить тесто, раскатывать, формовать, печь. Экскурсия, скорее, похожа на представление, перемежаемое прибаутками, – оказывается, выражение «раскатать губу» имеет к калачу прямое отношение. Вот только неофиты привыкли называть калачную губу  – ручкой.

Музей едыМузей тульских пряников – один из самых «старых» среди себе подобных, ему без малого два года. За это время хранители успели собрать солидную коллекцию старинных пряничных досок и упаковок. И коллекцию самих пряников  – заказных подарочных. Самый маленький  – размером с полтинник. Самый большой – весом в пуд. Экскурсоводы уверяют, что по тульским пряникам можно изучать историю страны. По меньшей мере последние 120 лет, когда производство пряников в Туле уже стало фабричным, точно. Напившись чаю со свежевыпеченными медовыми пряниками, стоит потратить еще пару часов на музей «Тульские самовары». Тут-то организация государственная, поэтому чаем не поят, зато об истории рассказывают авторитетно и увлекательно. Заодно найдется и самовар на три капли воды – как раз к тому «полтинничному» прянику.

Национальное достояние

«Продукты, контролируемые по происхождению» – для многих европейских стран это и бренд, и бизнес, и целая государственная программа по охране аутентичности. В России таких брендов несоизмеримо меньше, однако и нам есть что показать заехавшему на рождественские каникулы туристу. Например, Музей вологодского масла. Музей открыли в ансамбле памятников деревянного зодчества XIX–начала XX века «Семенково», сделав его частью архитектурно-этнографического музея Вологодской области. Так что сначала прогулка по самой настоящей русской деревне, изучение крестьянского быта, а потом уже дегустация. Вологда, наверное, единственное место, где промышленник Николай Верещагин считается человеком куда более известным, чем его брат, художник Василий Верещагин. Как раз Николай и придумал особую технологию производства местного масла, благодаря которой оно приобретает характерный ореховый привкус. С 2010 года по закону только масло, произведенное на местных предприятиях, может называться вологодским. Предприятия, понятное дело, выпускают и другую молочную продукцию, так что, навестив коров и изучив оборудование старых маслодельных заводов, гостям не приходится дегустировать одни лишь бутерброды.

Музей еды

Поговорив о масле, логично было бы перейти к хлебу. Тем более что музеи хлеба в России не редкость. Русский хлеб особенный, кислый. Его выпекают без дрожжей на густой закваске, которая и придает его вкусу легкую кислинку. И это, кстати, не только гастрономическая, но и идеологическая особенность: известно, что во время церковного раскола католическая церковь объявила о своем решении использовать во время причастия пресный хлеб (опресноки), а православная осталась с привычным ей квасным, или кислым. Нужно перевести это и вызубрить, отправляясь со своими иностранными гостями в санкт-петербургский Музей хлеба на Лиговском проспекте или в московский в Измайловском кремле. Московский небольшой, тесно заставленный кадками для опары, пряничными досками, печными ухватами. Но даже соотечественники удивляются разнообразию сортов выставленного здесь хлеба, чего уж говорить об иностранцах! Петербургский музей посолиднее: тут демонстрируют историю хлебопекарного промысла, включая в нее и коллекцию оберток и упаковок, и вывески дореволюционных хлебных и кондитерских лавок, и хлебные карточки блокадного Ленинграда.

Музей едыНу и конечно, водка – куда без нее. Кстати, свой Музей русской водки есть и в Санкт-Петербурге, расположен он неподалеку от Исаакиевской площади и ориентирован в первую очередь на туристов. Им подробно рассказывают, как изобрели водку, из чего производят, чем закусывают. Аудитории местной интересны по большей части практические знания: что влияет на качество спирта и как отличить хорошую водку от плохой. Однако открытия ожидают даже знатоков: откуда им, к примеру, прежде было знать, что при Иване III «вареное вино» изготавливали в монастырях и считали лекарством от всех болезней, или о том, что предпочитал выпивать каждый из последовавших за ним царей. Отдельная экспозиция посвящена советской истории и борьбе с пьянством. Дегустация  – в самом конце. Три сорта водки, два бутерброда и соленые огурчики – иностранцам хватает. Еще один водочный музей работает в городе Мышкин, но в круг его интересов входит только водка Петра Смирнова – знаменитого уроженца этих мест. Крестьянин, ставший миллионером, заслужил на родине дом-музей, куда регулярно приезжают его потомки, где проводят дегустации и мастер-классы.

Впрочем, можно найти и что-нибудь вовсе уникальное. Музей огурца в Луховицах, Музей истории сибирской соли в Иркутской области, Музей осетра в Астрахани. Главное, не забывать звонить заранее: некоторые из этих мест, ориентированных на узкую и любопытную аудиторию, работают не все дни недели.

Рукой подать

Раз уж на каникулах есть время, то почему бы не съездить в ближайшее зарубежье? Тем более что во многих музеях бывших советских республик по-прежнему говорят по-русски, а долгие годы совместного проживания и вкусы сделали общими.

Музей едыНа свои бутылки завод «Арарат» по-прежнему клеит этикетку на русском – «Коньяк». На английском он давно уже армянский бренди. Здесь, на заводе, особенно хорошо видно, как тесно переплелись истории двух давно уже независимых стран. В каждую экскурсию по-прежнему вплетают цитату из Максима Горького про то, что «Легче подняться на гору Арарат, чем выйти из погребов „Арарата“». И подолгу останавливаются у бочки, заложенной в честь визита Бориса Ельцина. Впрочем, эта гуманитарная часть программы не главное. Куда интереснее рассказ о технологии самого производства: о том, как выдерживают дистилляты в дубовых бочках, как составляют купажи, раз от раза добиваясь того, чтобы вкус и букет каждого коньяка оставался неизменным, о судьбе самых старых коллекционных коньяков, опечатанных в холодильниках цеха вызревания. Дубовая бочка – вещь в производстве коньяка немалозначимая, поэтому ей посвятили целый фильм, который крутят в одном из залов. За стеклом другого – рабочий кабинет Николая Шустова, предпринимателя, сто лет назад сыгравшего в судьбе армянского коньяка едва ли не главную роль. И наконец, подвал с ровными шеренгами запыленных бутылок. На одних знакомые «советские» этикетки, на других – еще от руки написано что-нибудь вроде «Коньяк финь-шампань. Отборный. 1933 года. Креп. 54,8°. Разлито в мае 1960 года». Заканчивается экскурсия, само собой, дегустацией. Никакого лимона – только фрукты, сушеные персики в шоколадной глазури и орехи, это тоже очень по-армянски.

В Таллин стоит поехать ради одного только Музея марципана. Особенно сейчас, зимой, когда запах сладкого миндаля пропитывает морозный воздух, а яркие марципановые фигурки кажутся сошедшими с новогодних открыток. Сюда обязательно нужно приезжать с детьми, их учат лепить и раскрашивать марципаны, а родители тем временем могут рассматривать коллекцию антикварных упаковок, изучать эволюцию марципановых форм. Или просто пить кофе в соседнем кафе Maiasmokk  – «Лакомка», заедая его марципановыми апельсинами, розами или сделанными специально к Новому году и Рождеству дедами морозами, оленями и ангелочками.

Музей едыКак бы ни гордилась Россия своими молочными продуктами, но лучший музей им, надо признаться, построили в Латвии. Одно из зданий бывшего молочного комбината Калнамуйжа превратили в настоящее молочное поместье, вернув ему историческое название – Бергхоф. Теперь это образчик агротуризма европейского уровня: гостевой дом, баня, СПА, ресторан. Сюда приезжают семьями на выходные, потому что безупречней семейного отдыха не придумаешь  – свежий воздух, полезные продукты и отличная развлекательная программа. Можно пропустить теоретическую часть о производстве, хотя в формате фильма пастеризации со стерилизациями преподнесены и динамично, и доступно, а сразу переходить к практике. В Бергхофе всех постояльцев учат доить коров, отделять от молока сливки, взбивать масло и делать сыр. Глядишь, кому-нибудь в жизни этот опыт пригодится.

Читайте в этом номере
  • В солидных опросах по рейтингу отелей давно уже есть такой пункт – специфика места. Отелю La pura на этот счет есть что предъявить: он не просто отель, а первый в Австрии оздоровительный курорт эксклюзивно для женщин. Его полное название с «именем-отчеством» La pura women’s health resort kamptal. 
  • Как и почему «Голос», русская версия американского реалити-шоу The Voice, стала сенсацией и грозит ли американизация нашей эстраде?

  • Ватиканские архивы всегда точны: в 1299 году папа Бонифаций VIII поехал лечиться к югу от Святого престола, к невысоким Эрнийским горам. Там, в 70 километрах от Рима, ныне расположился крошечный городок Фьюджи – красивый, как все итальянские города, и спокойный, как всякий курорт. 
  • На исторической сцене Большого театра состоялся Оперный бал Елены Образцовой. Такого ажиотажа и искреннего интереса публики театр не видал уже давным-давно. Казалось, все выдающиеся оперные певцы мира желают поздравить Елену Васильевну с юбилеем и признаться ей в любви.
  • Задолго до массового помешательства на «Коде да Винчи» люди искали золото пиратов на Карибах, чашу Грааля в ирландских лесах и библиотеку Ивана Грозного в московской подземке. Кто-то подбирался к разгадкам совсем близко, но получить ответы на все вопросы не удавалось еще никому.
  • Только что прошедший в Москве фестиваль «Сезон Станиславского» ориентируется на признанных мастеров, из тех, кому Станиславский мог бы с легким сердцем пожать руку.
  • Зелень платанов Рамблы, ледяные коктейли в маленьких барах Борна, соленый запах моря, которым здесь пропитано все... Барселона относится к числу тех европейских городов, которые у многих из нас связаны исключительно с летними воспоминаниями. А что если поехать туда в «не сезон»?! Журнал Exlusive провел исследование, как развлечься зимой в каталонской столице.
  • В конце июля маэстро Игорь Крутой соответственно фамилии отметил свое 60-летие в арендованном на вечер элегантном здании Рижской национальной оперы. Спеть для юбиляра и его дорогих во многих смыслах гостей прилетел из Британии многократный лауреат «Грэмми» знаменитый Том Джонс. 
  • Илья Авербух живет на льду. Иногда, садясь за руль, он вдруг осознает, что забыл, как водить машину. Перестает различать цвета и оттенки. О том, почему он не стал пилить олимпийский шоколад, запретил Юле Липницкой страдать, почему у русских часто болит живот и почему он не хочет быть рабом на галере «Ледниковый период», –  интервью Инессы РАССКАЗОВОЙ.
  • В 90-е он взорвал девичий покой чередой песен. Голос с хрипотцой и бесшабашная «Мама! Я хочу быть пионером», зажигавшая одну шестую часть суши, быстро подкрепились серьезным дебютным альбомом Position №2 с одноименным хитом.
  • Даже когда Ангела Меркель колдует над завтраком для мужа или помешивает в кастрюле суп, она не перестает быть политиком мирового масштаба.
  • До начала российского проката фильм «Левиафан» Андрея Звягинцева получил приз за лучший сценарий в Каннах, стал главным иностранным фильмом на форуме в Мюнхене и абсолютным триумфатором  Лондонского кинофестиваля. Пронзительное лоскутное полотно русской жизни и вечный библейский сюжет сразил всех.
  • В истории много было женщин, достойных восхищения, у которых можно научиться упорству, умению добиваться поставленных целей, мудрости и стратегическому уму. Что объединяет этих женщин? Любовь? Амбициозность? Преданность? Давайте попробуем разобраться. Сегодня мы начнем с женщины, ставшей символом целой эпохи,  – маркизы де Помпадур.
  • Сложно поверить, но еще чуть больше века назад по московским мостовым бегали куры. Центр Первопрестольной только начинал обретать буржуазный лоск: у Большого театра и Гранд-отеля, разумеется, никакого птичьего помета и кудахтанья, но вся остальная Москва жила, как настоящая деревня, даже в Кремле можно было увидеть привязанную к колышку козу.
  • Из просторной кровати встает только что проснувшийся человек. Судя по всему, в его голове еще звенят отголоски весело проведенного накануне  вечера. Расторопно появившиеся слуги помогают ему одеться и надеть парик, который затем старательно пудрится.
  • Весной 1914 года по Тверскому бульвару гуляла компания молодых людей. Разглядывая старинные особняки, они искали возможность забраться в один из них. Это были не квартирные воры. Безработные актеры закрытого незадолго до того Свободного театра и молодой режиссер Александр Таиров прикидывали, какой из домов лучше подходит для обустройства в нем небольшого театра.
  • Главный театр страны и крупнейшая социальная сеть начали общий проект, объединивший завсегдатаев интернета и давних поклонников Большого. Теперь следить за жизнью театра можно не отрываясь от компьютера на  http://instagram.com/bolshoi_theatre
  • Всенародная слава актрисы вспыхнула в 77-м, когда вышел «Служебный роман». Эта слава даже на нее саму, с ее необыкновенным умом и, как следствие, самоиронией, произвела впечатление.
  • Насколько наши потребности будут соответствовать экономическим возможностям страны в 2015 году?
  • С 4 по 7 сентября 2014 года в конно-спортивном клубе «Отрада» при поддержке компаний «Аэрофлот», «Jaguar land Rover Россия», «Ингосстрах Exclusive» прошли Международные соревнования по выездке CDI-W/CDI**, CDI-J, этап Кубка мира.